Поиск
  • ТСФНН

Новая жизнь старого дерева в Нижнем Новгороде

Красивый деревянный резной исторический дом снесли, превратили в мусор и отправили не на "холм памяти предков", а на обычную городскую свалку. Подобные ситуации для Нижнего Новгорода не редкость. Кто-то радуется этому событию, наконец, освободится место под новый бизнес-центр или офис. Кто-то реально переживает из-за очередной невосполнимой утраты. Ну а есть люди, способные сохранить ценные материалы, то есть дать им новую жизнь. Да, дом уже не вернуть, но можно сделать из него, к примеру, столы, стулья, кровати, столешницы, скамейки, комоды и сундуки, а также материал для самостоятельной отделки.

Стеновая панель из рубленого дерева

Сергей Талалаев открыл свою мастерскую ретро-дерева, где уже третий год перерабатывает доски и бревна от снесённых деревянных домов в предметы интерьера. Пришел к этому мастер постепенно.

Сергей Талалаев
"Я живу на улице Гоголя, и часто смотрел на исторические дома. Привлекала их красивая обшивочная доска. Потом начал думать, как можно их сохранить. Иначе снесут, и они пропадут безвозвратно. Изначально был план - работать только с досками", - рассказал Сергей Талалаев.

Сейчас на производстве используют несколько видов продукции. Прежде всего, в ход идет доска, которой обшивали старинные дома. Далее, брус или бревна. Их отправляют на пилораму, вынимают из них гвозди и другой металл, потом превращают в мебель.

На производстве ощущается запах свежего дерева. Так и не скажешь, что ему уже 150 лет, и оно уже переработанное.

150-летняя доска после обработки
"Мы живем в мире одноразовых вещей. Только покупаем и уже выбрасываем. А ведь даже столетнее дерево свежее внутри. Чернота или синева образуются только снаружи. К тому же, со временем дерево становится только лучше. За годы оно спрессовалось, слежалось и приобрело дополнительную твердость. Пилить его гораздо сложнее, нежели новое. Раньше лес был другой, были другие требования к производству. Сейчас нет такого крепкого леса. Мы просто не успеваем его растить", - заметил Сергей Талалаев.

Таким образом, мебель из старинного дерева получается гораздо прочнее, а трещины от времени приобретают особый, благородный вид.

Ящик из старых досок
"Перерабатывать можно все, что есть. За границей дерево стоит гораздо дороже, чем у нас. Там его берегут. У нас же сносят и вывозят на свалку. Потом бревна либо в целиковом виде остаются гнить, либо их перерабатывают в щепу, перемешивают с землей, и этой древесной смесью посыпают дороги. А ведь можно обойтись без этого", - обратил внимание Сергей Талалаев.

Когда происходит очередной снос дома, Сергей Талалаев договаривается с организациями по вывозу мусора, компенсирует им транспортные расходы, и разобранный старинный дом привозят сюда, на производство.


Но как такового, механизма передачи снесенных домов от муниципалитета заинтересованным предпринимателям – нет. Необходима четкая нормативно-правовая база. При этом, сам механизм не должен быть усложнен бюрократическими процедурами. К тому же, спрос на ретро-дерево есть, и он высокий. Сергей Талалаев признается, что у него очередь из заказчиков. Среди желающих приобрести стол или комод и простые нижегородцы, и организации общепита - кафе, рестораны. Под заказ делают как столы, так и барные стойки.

Готовый стол

Также в мастерскую принимают деревья, которые спиливают в процессе городской санитарной обработки. Сергей Талалаев договаривается с организациями по рубке деревьев, чтобы те привозили их для последующей переработки.

Навесной шкаф из старинного дерева
В мастерской занимаются и реставрацией

В этой статье мы говорим только о деревянных домах, а ведь под снос идут и кирпичные дома, где также немало ценного. Конечно, после расселения жильцов мародеры быстро прибирают к рукам все ненужное. И как правило, перед сносом очередного дома, внутри него остаются только печи, иногда мебель и свалка бытового мусора. Впрочем, порой ценность представляют и сами стены, лепнина на потолке, деревянный декор, наличники, дверные ручки и сами двери. Поэтому неплохим решением может стать организация в городе специальной площадки по сортировке материалов, оставшихся после сноса домов.