Поиск
  • ТСФНН

Реставрация на Щелоковском хуторе: Дом Павловой вновь обретает очертания


О плохом всегда писать проще, слова сами ложатся на лист и соединяются в предложения. Но только не в случае с домом Павловой на Щелоковском хуторе. За последний год произошло уже столько негативных событий, что новости о научной реставрации наконец вселяют надежду. "Дом не погиб". Жемчужина деревянного зодчества сейчас находится в руках вологодских мастеров.


Ель везли из Великого Устюга

Свеженькие бревна из ели наполняют глубоким хвойным ароматом всю стройплощадку. Дерево привезли из Великого Устюга. Возраст ели 60-70 лет. Ее уже обтесали и начали пропитывать медным купоросом.


Рядом лежат родные бревна дома Павловой XVIII века, также из ели. Сверхзадача – не только заменить гнилое дерево на новое, сделать продувы; но и собрать так, как было до этого. Предыдущие подрядчики оставили после себя настоящую головоломку: бревна то они пронумеровали, но обмерочные чертежи были сделаны некорректно.

"К примеру, у нас бревно разрезается тремя окнами. Необходимо знать не только сторону и номер бревна, но и составные части этого бревна, в какой последовательности они располагались. Здесь же указана только цифра всего бревна. По сути, перед нами пазл: на коробке указано, как это делать и есть много деталей, которые еще надо правильно соединить", - рассказал Антон Мякишев.

Антон Мякишев из Вологды вместе с другими реставраторами вышел на объект в декабре 2020 года. По контракту завершить работы нужно в октябре 2021 года. И вот тут встает дилемма: успеть в срок или реставрировать с максимальным сохранением подлинных деталей.

"По проекту процент сохранности дома до момента разборки - 62%. Так бывает, что в реальности процент меньше, это архитекторы не всегда учитывают. Также процент сохранности уменьшился из-за того, что дом стоял столько времени бесхозный. При этом, наша задача - сохранить как можно больше, но в любом случае, реставратор потеряет часть материала", - пояснил он.

Реставрация наличников

С наличниками и декором, по сравнению с основным срубом, дело обстоит лучше – процент замены гораздо меньше. В мастерской, где запах свежей ели ощущается еще глубже и смолистее, сейчас заменяют деревянные элементы. Реставрация научная, а значит, детали вырезают вручную – стамеской и топором.

Часть деталей на наличниках соединяют шип-пазом через склейку, часть – приколачивают. Всего на доме Павловой 25 наличников, плюс двери. К их реставрации еще не приступали.

Изначально наличники были покрашены, но со временем потускнели. Теперь необходимо вновь их покрасить, при этом вернуть исторический цвет.


"Мы повторим цвет краски, но мы не должны стремиться к красоте, важно сохранить подлинность. Первичная краска на наличниках была более натуральная, чем второй слой советской краски", - сказал Антон Мякишев.

Для покраски, скорее всего, будут использовать немецкий бренд, в котором предусмотрена палитра цветов именно для реставрации на основе натуральных пигментов.

Когда мы были в мастерской, плотник Анатолий Захарчук как раз обтесывал подоконник. Он рассказал, чем ель ценнее других пород дерева.

"Она смолянистая, и дольше стоит. Прежде чем, строить дома, хвою "доят". В стволе делают надрезы и собирают смолу. Если этого не делать, то она будет "плакать", то есть выходить во время резки деталей. Ель используется 60-70 летняя. Это дерево даже старше меня. Перед установкой деталей на дом их обязательно надо пропитать", - поделился мастер.

Сейчас увиденное нами на площадке вселяет уверенность: даже если не в срок, но работы будут завершены, и сокровище нижегородского музея вновь вернется на фундамент. А ведь еще три месяца назад такой уверенности не было вовсе.


История "реставрации" к юбилею


В конце 2019 года конкурс на реставрацию выиграла московская компания ООО "Зодчие Северо-Запада" за 30 млн рублей. Они должны были завершить работы как раз к ноябрю 2021 года, но на деле были наняты субподрядчики, которые только разобрали дом. С весны 2020 года сруб просто лежал на земле, без укрытия. Градозащитники забили тревогу.


"Дома Павловой на Щелоковском хуторе НЕТ. Потому что кучу бревен, валяющихся непонятно как, сложно назвать сооружением. Если начнется снег, а он начнется, то ничего НЕ останется!" – заявляла ранее эксперт министерства культуры России Анна Давыдова.

В ноябре 2020 года управлением госохраны объектов культурного наследия Нижегородской области был составлен протокол об административном правонарушении по ст. 7.13 КоАП РФ (нарушение требований законодательства об охране ОКН) для подачи иска в суд. Подрядчику грозит штраф до 5 млн рублей.


В декабре организация планировала вывезти бревна дома Павловой из музея на склад другой организации, которая занимается сбором и сбытом металлолома. Неизвестно, в каких бы условиях лежал бы сруб. Этого опять же удалось не допустить благодаря активности нижегородцев, которые остановили вывоз разобранного дома.

После этого генеральный подрядчик "Зодчие Северо-Запада" заключил договор субподряда. То есть непосредственные работы с декабря 2020 года ведутся "Вологодскими зодчими".

Антон Мякишев в составе другой организации - ООО "Нагель" в конце прошлого года также участвовал в реставрации еще одного объекта на Щелоковском хуторе – мельницы толчеи-столбовки конца XIX века из деревни Петухово Городецкого района. Сейчас реставрация завершена. Мельнице даже вернули крылья, утраченные несколько лет назад.


История дома Павловой

Фото: Константин Удовиченко

Дом был построен во второй половине XVIII века. Его перевезли в музей на Щелоковском хуторе из д.Раково, Ковернинского района в 1982-84 годах.

Дом относится к редко встречающемуся в Нижегородской области северному типу "дом-двор". Украшен уникальной глухой резьбой, сохранились подлинные интерьеры и тайная молельня. Принадлежал дом крестьянину-старообрядцу.

Дом Павловой признан объектом культурного наследия регионального значения и стал главным экспонатом музея-заповедника.

Здесь также снимали финальные сцены фильма "Сибирский цирюльник" Никиты Михалкова.