Поиск
  • tsfnn

«Надо всегда стоять до последнего, тогда есть шанс победить», - Станислав Дмитриевский


Фото: Илья Мясковский

В Нижнем Новгороде живут такие люди, к которым можно относиться по-разному, но именно они порой играют ключевую роль в некоторых важных городских вопросах. Один из таких людей Станислав Дмитриевский. Давно хотели записать с ним интервью. А теперь и повод появился. Совсем скоро у Станислава юбилей. О жизни, борьбе, философии и многом другом…в нашем материале.


- Где вы родились и как прошло ваше детство?


- Я вырос в доме № 22а по ул. Костина, рядом находятся улицы Короленко и Новая, поэтому этот район мне так дорог. Детские впечатления остались. Я помню эти дворы наизусть, они мне до сих пор иногда снятся. До второго класса я жил там, но у меня и сейчас в этом доме живет семья дяди. Связь с этим местом никогда не обрывалась. Это очень личное. Мы строили штабы и обсерватории из дровяных ящиков, играли в казаков-разбойников, сражались на мечах. Меня очень часто упрекают, что я бываю резок в градозащитных вопросах, а я воспринимаю сносы исторических зданий Старого города как собственную боль. Как если бы ко мне домой пришли в грязных сапогах и начали занавески обрывать, вторгаться в мое пространство. И я так эмоционально реагирую на планы сноса объектов в заповедном квартале по улицам Новая - Короленко, потому что это мой дом. Но, разумеется, до какого-то момента я воспринимал исторические кварталы как свою естественную среду обитания и не задумывался, когда и кем были построены эти дома. Осознание их ценности и уникальности пришло потом.


- Как прошла ваша юность?


- В 1986 году я вернулся из армии уже твердо зная, что хочу стать историком. И восстановился на второй курс истфака. Но еще на первом курсе я начал открывать для себя исторический город. Например, шел в библиотеку, брал книгу Николая Храмцовского "Краткий очерк истории и описание Нижнего Новгорода" и искал уцелевшие храмы. Я с такой радостью обнаруживал, что Похвалинская, Мироносицкая, Ивановская и многие другие церкви, известные по фотографиям Дмитриева, «живы», хотя и перестроены до неузнаваемости. Это был первый осмысленный краеведческий интерес — если не считать «Общество изучения Печерского монастыря», которое мы создали в шестом классе школы. Но я не попал на самую первую градозащитную акцию осенью 1987-го, когда ИПФАН (прим. – Институт прикладной физики АН СССР), решил снести дом № 31 по ул.Б.Печерской (дом поэта Граве) — меня просто не было в городе. Дом был наполовину снесен, но разрушение остановили под давлением общественности, впервые вышедшей на уличную акцию. А архитектор реставрационной мастерской Елена Кармазина держала оборону дома внутри. Я тогда очень горевал, что акция прошла без меня... и влился в отряд добровольных помощников-реставраторов, который создала журналист Валентина Петровна Бузмакова. Это был некий аналог нынешнего "Том Сойер Феста".


Подробнее о доме № 31 по ул.Б.Печерской можно узнать на сайте: http://opentextnn.ru/space/nn/dom/bol-pecherskaya/bol-pecherskaya-31/.


- Много ли было тогда добровольцев?


- Да, очень много. На субботники приходили. В том числе на улицу Короленко, в церковь Трех Святителей. Храм был обезображен в советские годы и перестроен в общежитие. В течение полугода мы убирали оттуда все ненужное: ломали перегородки, полы, клетушки. Я помню, что в алтаре на месте престола стоял унитаз. Большевики сознательно оскверняли такие места. Я его ломом выламывал. А люди ведь переезжали туда и жили. А некоторые и не помнили, что там когда-то был храм.


В один из субботних дней в начале ноября 1987 года к нам на субботник пришел Святослав Леонидович Агафонов и сказал: "А давайте я вам экскурсию по кварталу церкви Трех Святителей проведу". Я помню свои ощущения. У меня просто как будто открылись глаза и я посмотрел на улицы своего детства по-новому. Я вдруг увидел, что каждый дом имеет свое неповторимое лицо. Я узнал, что каждый из них спроектирован тем или иным архитектором для определенного заказчика, в своей стилистике, что плотницкие артели, строившие эти дома, использовали свои приемы. Святослав Агафонов обращал наше внимание на то, как вырезан декор, где сохранилась подлинная обшивка с коваными гвоздями, как сделаны ставни... Я помню этот день до сих пор. Дома, как и мы, были тогда моложе, и выглядели конечно лучше.

Святослав Леонидович Агафонов в 1988 году на улице Новой с добровольными помощниками реставраторов

Через несколько дней после той экскурсии Валентина Бузмакова сказала нам о том, что квартал хотят снести и мы должны что-то сделать. Она писала статьи о разрушении Старого города в газете "Ленинская смена". Я также включился в процесс. А штаб у нас был в доме на пересечении улиц Короленко-Новая, который уже снесен. Что мы сейчас видим – это жалкие остатки этого района, который здесь был. Но тогда как будто многое удалось сделать. Мы, группа студентов-архитекторов и историков под руководством архитектора Сергея Членова подготовили альтернативный проект застройки района, предусматривающий сохранение исторической застройки и экономический эффект за счет освоения деградировавших внутридворовых территорий, пустырей. Проект выставили в Доме Архитектора, а его обсуждение подтолкнуло Союз Архитекторов провести всесоюзный конкурс проектов. Победила работа Александра Харитонова, которая развивала наш подход на высоком профессиональном уровне. Зиму начала 1989 года мне и моим друзьям пришлось прожить в палатке, отстаивая уникальную усадьбу Янкина на Студеной — ее планировали снести вопреки харитоновскому проекту. Это было очень тяжело — круглосуточно грелись примусом… 1 мая 1989 года мы вышли на митинг под российским триколором, с демократическими, правозащитными и градозащитными лозунгами. Шествие разогнали, задержали около 80 человек, а усадьбу снесли, пока мы несколько дней были под арестом. Этот снос, месть памятнику архитектуры за поступки людей, стал для меня глубокой личной трагедией, это меня тогда просто потрясло. Если до этого я умом понимал, что советская власть это зло, то после этого стал ее люто ненавидеть всей душой… Ну а советская пропаганда прилепила ко мне ярлык экстремиста, который я доселе с гордостью ношу. Помню, еще в 87-м я как-то читал лекцию в волонтерском штабе об устройстве православного храма, и в гости пришло нижегородское телевидение. Девушка-корреспондент мне и говорит: «Ах, ах, это все так интересно! А скажите, как вы относитесь к экстремисту Дмитриевскому?». Прямо так и спросила. Ну я сказал, что отношусь к нему самым непосредственным образом — я он и есть…


- А были ли какие-то опыты безусловной победы?

Станислав Дмитриевский - в центре

- Ну конечно - в сквере на пл. Горького в 1988 году. Это был настоящий победный опыт. Там была следующая ситуация: была анонсирована информация о строительстве метро открытым способом. Тогда я уже начал работать в архиве, смотреть документы по исторической застройке, изучать район улицы Короленко. Стало понятно, что открытый способ — это не просто уничтожение половины сквера на площади. Он повлечет за собой массовый снос исторической застройки в заповедном квартале, на Звездинке и Покровке. Причем отказ от более раннего варианта с глубоким заложением был продиктован не сложной геологией, как нам пытались объяснить, а необходимостью скорейшего освоения бюджета. Несколько месяцев мы собирали круглые столы, проводили митинги, шествия по Покровке, привлекали специалистов, но власть нас не слышала. Тогда в мае, когда площадь начали огораживать, мы поставили в сквере две палатки. Это был такой акт отчаяния, нас было человек 5 или 7. Но когда мы проснулись с утра, вокруг нас на площади были уже тысячи людей. Ветераны с орденами встали под плиты, которые рабочие пытались разгрузить для завершения монтажа забора. И вот месяц на площади стоял наш палаточный городок, вокруг которого каждый день собирались толпы людей. Время было тогда достаточно вегетарианское, перестроечное, Горбачев массово освобождал политзаключенных. Команды бить и разгонять у силовиков, видимо, не было. Они, конечно, давили, стращали, но огромная поддержка со стороны нижегородцев делала силовой разгон невозможным — людей бы тогда вышло еще больше.


Число палаток сначала на газоне, а потом и на асфальте стало увеличиваться, сквер украсился столами для сбора подписей против открытого заложения станции, множеством стендов с листовками и объявлениями о графике дежурств (их печатали прямо здесь же на машинке), стихами, фельетонами и карикатурами на строителей и чиновников. На мотив известной советской песни самодеятельный хор распевал куплеты, написанные инженером Колпаковым:


Все выше, и выше и выше

Стремится людской интеллект!

Но все ли в порядке под крышей

У тех, кто одобрил проект?

Палаточный лагерь на площади Горького

В первые дни нашего, как бы сейчас сказали, майдана, власти развязали агрессивную телевизионную кампанию против стоящих на площади людей. Но проклятия набивших оскомину партийных идеологов и опереточных «трудящихся» вкупе с очень неумелым враньем проектировщиков еще больше подстегивали народ. Требования протестующих были просты: под эгидой Госстроя создать независимую комиссию по оценке проекта, до окончания ее работы приостановить строительство и убрать забор. Все эти дни за мной по площади ходил усталый глава нижегородского райисполкома Сериков и почти как мантру, с обреченностью в голосе, повторял: «Дмитриевский, убери палатки!». Я неизменно отвечал: «Сериков, уберите забор!». Впрочем, Александр Алексеевич в душе нам сочувствовал, он был открытым противником силового разгона, за что, как я узнал позднее, едва не лишился партбилета.

Архитектор Сергей Членов и активист Марина Паршина (сбор подписей)

Тогда власти решили провести «разъяснительную работу», пригласив 23 мая людей в актовый зал Главснаба. Он был рассчитан человек на 500, но набилось туда гораздо больше, а еще огромная толпа стояла под окнами, запрудив площадь — собрание транслировалось на улицу по нескольким мониторам. У нас была мощная поддержка в лице специалистов: ректора строительного института Валентина Найденко, а также других известных инженеров, геологов, метростроителей. У нас был очень мощный пул экспертов. Уже тогда всем было понятно, что для обоснования отказа от глубокого заложения не было проведено достаточных геологических исследований. Метромоста не было даже в проекте, и поэтому построенная на костях сквера станция пустовала бы потом лет десять. Народ стал спрашивать — вы там что, шампиньоны собираетесь выращивать? Но власти и представители Метростроя уходили от прямых ответов экспертов, вместо диалога чиновники начали общаться в привычном для них стиле ультиматума. Кончилось для начальства эта история весьма плачевно: где-то через час людей это окончательно возмутило, и всю группу представителей «партийного и советского руководства» вежливо, но очень убедительно попросили помолчать и дать слово другим. Дальше люди взяли ведение собрания в свои руки и избрали общественную комиссию, которую и уполномочили вести дальнейшие переговоры с властью, а также координировать действия протестного лагеря. Руководящие товарищи - председатель горисполкома Бодякшин, секретарь горкома Тишков, главный архитектор города Тимофеев — смотрели на все это совершенно ошалелыми глазами, но поделать ничего не могли. В комиссию из 15 человек вошли известные в городе архитекторы (включая будущего академика Харитонова, которого я уже упоминал), инженеры, преподаватели, активисты движения по защите культурного наследия, в том числе и я. Собрание переросло в митинг на площади; Сериков попытался взять ситуацию под контроль и даже залез для выступления на недостроенный забор, но его никто не слушал. Этим же вечером комиссия провела свое первое заседание; мы составили список специалистов, которых хотели бы видеть в независимой комиссии Госстроя. В общем, все было очень вдохновляюще…

Шествие по Покровке против строительства метро открытым заложением